Семейные консультации

Принимаю и консультирую по семейным вопросам, лично и по скайп. Рекомендации даются на основе подробного анализа астрологической карты супругов. Очные встречи проходят в Москве, по будням начиная с 18:30. Более 5000 семей уже нашли решение проблем.

Запись на консультацию по whats app +7 (903) 755-1236.

Родовые поселения зашли в тупик эгоизма, нужны перемены

Содержание

  • Родовые поселения в России: что изменилось за 15 лет, 2005-2020.
  • Фото: Володар Иванов с дочерью, в родовом поместье.
  • Родовое поселение — это город в миниатюре, со всеми его страхами, страстями, невежеством и глупостью.
  • Русский человек без стремления к Богу превращается в эгоиста.
  • В родовых поместьях образовался дефицит сострадания, как в городах.
  • Мужчины перестал искать Бога.
  • Внешность человека неважна, важна — суть в его душе.

Родовые поселения в России: что изменилось за 15 лет, 2005-2020

Явлению «экопоселения в России» в среднем 15 лет. Достаточный срок для того, чтобы обобщить опыт ведущих поселений и сделать грустный вывод: движение уверенно движется в тупик. Прорыва в духовной жизни не получилось.

Удалось, конечно, построить кучу домов на брошенной земле сельхозназначения. Проложить сотни километров новых дорог. Выкопать бессчётное количество колодцев, погребов и прудов. В прудах завелась рыба. В погребах появились запасы. Удалось вырубить тысячи гектар чапыжника и посадить неимоверное количество плодовых деревьев там, где они никогда не росли прежде. Кедры и краснокнижные растения, посаженные 15 лет назад, стали уже большими и даже где-то привычными.

Фото: Володар Иванов с дочерью, в родовом поместье

Родовые поселения зашли в тупик эгоизма, волна разводов накрыла семьи, грядут перемены. Жизнь в родовом поселении, статья Володара Иванова

Сливы, груши и яблони успешно плодоносят. Казацкий можжевельник жирует. Ежевика и малина буйствуют. Живая изгородь действительно стала изгородью, радующей глаз. 

Клематисы, гортензии, лапчатки великолепно разрослись и благоухают. Газоны, методично выкашиваемые много лет подряд, радуют глаз. Комаров всё меньше, пчёл и мёда всё больше. В колодах и в ульях Дадана. 

Ремесленники обзавелись постоянными клиентами и подняли уровень мастерства. 

Успешно решены разногласия с местной администрацией. 

Юридический статус урегулирован, налоги успешно платятся, а дороги стали проездными в любое время года. Десятки семей зимуют, продолжают рожать и обустраиваться.

Незаметно поселенцами стали заселяться ближайшие деревни. И даже электричество, вокруг которого было сломано столько копий, заведено в дома. Кабелями, как и хотели. Дорого, но как красиво и экологично. Три фазы, 5 квт. В домах появился интернет и не просто интернет, а летающий, позволяющий смотреть фильмы онлайн. Стиральные машинки и холодильники стали привычными помощниками. В дровниках аккуратно сложены сухие дрова на много лет вперёд, а кирпичные печи давно вытеснили буржуйки.

Родители и бабушки перестали считать Родовое поселение дурью и теперь каждое лето с удовольствием приезжают поправить здоровье. Со школой вопрос решён. Так или иначе, но дети учатся. Вроде бы идиллия. Но дьявол кроется в деталях. Засада оказалась совсем не там, где её ждали. 

Сколько разговоров было о фундаментах, соломенных и купольных домах, солнечных панелях и пермакультуре. Но говорить нужно было о том, как сохранить; как сберечь отношения. И оберегать отношения между мужем и женой нужно было в первую очередь. А во вторую — между соседями.

Родовое поселение — это город в миниатюре, со всеми его страхами, страстями, невежеством и глупостью

Нельзя жить в стране и быть стерильно изолированными от её проблем и тенденций. Выработать иммунитет не получилось. Вирус разводов проник и заразил Родовые поселения. Казалось бы, именно здесь, в идейном оплоте «Родовой идеи», семьи должны показывать пример. Пример крепкой семьи и гармоничных отношений. Но хотели как лучше, получилось как всегда. Как и у всех, неотвратимо и печально. Тот же процент разрушенных отношений. такой же процент разводов, но уже в многодетных семьях. Те же слёзы в подушку по ночам. Те же претензии, раздел имущества и непонимающие глаза детей, лишившихся вдруг отца или матери: «Теперь у нас новый папа!», «Эта женщина теперь будет твоей мамой!» 

Новый глава рода? А как же родовые деревья, пространство любви? Или суровый быт оказался сильнее, красивой идеи. Или идея оказалась слаба, не смогла стать чем-то большим. Не смогла изменить внутреннюю суть. Победить жирное эго.

Экология это прекрасно. Но пение соловьёв, подъём по солнышку и чистая вода из родника это опять лишь декорации. Городские декорации, сменили деревенскими. Однако пьеса жизни разыгрывается по своим правилам. Везде придётся бороться со своими тараканами, что живут внутри. И там и там придётся работать над собой. Душа обязана трудиться и день и ночь и день и ночь. Убежать от себя не получалось ещё ни кому.

Можно уехать из «Рашки», как презрительно называют Россию, в «шоколадный» запад, можно сбежать в поселение. Но толку не будет, если внутри человека сидит закоренелый эгоист. Если цели жизни остались такими же мутными и примитивными: жизнь для себя, ради своих чувств и безграничное любование собой. «Я, мне, моё!». 

Но эгоизм — это спорная ценность. Это ложный выбор жизненной цели. Неверная цель закономерно приводит к плутанию в трёх соснах. И поселенцы родовых поместий закономерно заблудились. 

Родовые поселения превратились в дальние дачи, в садовые участки, скатившись на привычные рельсы.

Русский человек без стремления к Богу превращается в эгоиста

Русский без Бога дрянь. Русский без Веры удивительным образом превращается в пустышку. Пустышку с раздутым самомнением. Когда приходят первые трудности, а в экопоселениях их действительно много!, то опора быстро уходит из под ног. Опираться на себя не получается. Эго это как зыбкая кочка в болоте. Такая надёжная с виду, но при опоре на неё, быстро погружающаяся в трясину отчаяния. Опоры нет. Выкинув Бога из жизни, вынув из себя стержень, на котором всё держалось, мужчина стремительно превратился из воина в аморфного потребителя. Поэтому в поселениях появляются алкоголь, сигареты. Сначала маленькие радости, затем измена жене и закономерный развод.

На этапе организации поселения нужно обсуждать не преимущества тяжёлого самана над каркасом. Это мелкие прорабские детали. Любая стройка закончится и останутся отношения. 

Говорить необходимо о философии. О том, на какой концепции, на какой платформе будут подбираться люди. 

Атеисты или верующие. Атеисты бывают добрые. Вегетарианцы, сыроеды и совсем не пьющие. Безумно любящие растения, в совершенстве уменьшившие свой экологический след. И даже прочитавшие все книги Мегре. Но оставшиеся при этом махровыми атеистами. Экологическими безбожниками.

У некоторых пространство любви, псевдонабожность, любимые кедры, удивительным образом уживаются вместе с ненавистью к соседям. С безразличностью к страданиям жены. К яростной борьбе и неприятию других конфессий. 

«Бывает две Веры: одна — моя, другая — неправильная.

«Вы творите зло. Вы будете гореть в аду», или «Здесь разговаривать не с кем. Здесь живут одни карми».
Абстрактная любовь на высоте, простая же доброта к конкретным близким или соседям находится в коме.

В родовых поместьях образовался дефицит сострадания, как в городах

Сострадание заморожено. Сердце превратилось в камень. Мир раскрашен в чёрно-белые тона. Свой — чужой. Не зимуешь? Значит дачник. Значит тебя в чёрный список. Причём свой это тот, кто мне выгоден. Как следствие этой философии, жена неизбежно (рано или поздно) начинает ассоциироваться, с бесплатной слугой. Бесплатной и безропотной. А если пытается выжить и огрызается, значит — стерва; меняем на другую.

В чём был смысл переезда на землю, если, в конечном счёте экологичность отношений пришла к абсолютному нулю. Космический холод во взгляде; кровь горлом от слов жены. Жена шипит на мужа, муж избегает жены.

Муж избегает шипящей жены, или орёт на неё. Строили мы строили и наконец, построили. «Теперь мечтаем разойтись и продать родовое гнёздышко».

Сливы, груши и яблони успешно плодоносят. Можжевельник жирует. Ежевика и малина буйствуют. Клематисы, гортензии, лапчатки великолепно разрослись и благоухают. Но экодома в прекрасных поместьях пустуют во многих поселениях. Пустуют или сдаются в аренду. Их хозяева не смогли уберечь в себе самое главное: сострадание к супруге и уважение к мужу.

Любовь отравилась претензиями супругов, надорвалась на стройке и тяжко заболела; разбилась о лёд безразличия мужа; заглохла в сорняках презрения и неуважения жены. 

Мужчины перестал искать Бога

В доме не нашлось противоядия от бездушия и эгоизма: милосердия друг к другу. А помощь свыше давно отвергнута. Мужчины перестали искать Бога, так как их убедили, что «бог мёртв», а «молитва — мракобесие из тёмного прошлого». 

Коли нет любви к Богу, откуда появится любовь к жене? Любовь, а не вожделение и эксплуатация. Откуда появится уважение к мужу? Искреннее уважение, а не подлое манипулирование.

Родовое поместье — это не только добротный дом, количество высаженных растений и плодородный огород. Это то, что на первый взгляд не видно глазу. 

Родовое поместье — это искренность, теплота отношений, верность друг другу и общие цели в жизни. Готовность отдать жизнь ради друг друга, ради любимой. 

Родовое поместье — это бескомпромиссная верность. Готовность пожертвовать всем. Но, чтобы пожертвовать что-то, надо это что-то иметь. Мужчина же без Бога пуст и хрупок. С пустотой в сердце он слаб и беспомощен. Он ничего не может дать своей женщине и молча смотрит, как погибает любовь. Ведь его убедили, что «Бог умер».

Внешность человека неважна, важна — суть в его душе

Теперь для меня не имеет значения, кто мой сосед внешне. Читал ли он книги Мегре, ходит ли он каждую неделю в церковь, имеет ли инициацию, сыроедит ли:: это всё декорации. Это бессмысленные фантики. Как показала мне практика, это ничего не решает. 

Теперь для меня имеет значение лишь то, кто он внутри на самом деле. Насколько бескомпромиссно он готов биться за свою семью. Биться со своей ленью, похотью, жалостью к себе. Насколько безбашенно готов к переменам ради сохранения любви. 

И насколько он готов к переменам в себе, в первую очередь. Именно из таких семей рано или поздно создаться настоящее родовое поселение. Поселение, где не будет разводов и разделов имущества. Где не будет «новых пап» и «новых мам». Ведь блуд, как не называй его «космической любовью», всё равно останется обыкновенным предательством.

Я верю, что такое поселение появится. Первое поселение, где целомудрие, преданность семье и отношения с Богом, безусловно будут стоять на первом месте. А к какой конфессии будут принадлежать эти семьи это уже не так уж и важно. Бог один, просто дорог и тропинок к нему много. Выйти из тупика можно, если видеть путь к вершине. Если в жизни есть высшая цель. В настоящих Родовых поселениях должны процветать отношения. А цветы и деревья на этой почве вырастут естественным путём. 

Там где живёт любовь, на золотых ветвях поселяется счастье.